В Российской Федерации съездами врачей и ассоциациями было принято три основных кодекса этики врача: Этический кодекс российского врача, утвержденный 4-ой Конференцией Ассоциации врачей России 1994 г., Кодекс врачебной этики Российской Федерации, одобренный Всероссийским Пироговским Съездом врачей от 7 июня 1997 г. и ныне действующий Кодекс профессиональной этики врача Российской Федерации принятый Первым национальным Съездом врачей Российской Федерации 5 октября 2012 г.

Все перечисленные кодексы этики объединяет сфера регулирования – отношения в сфере морального и этического поведения медицинских работников в коллективе и с пациентами и  нормативный характер. Кодексы этики врачей являются нормативными, но не правовыми, соответственно, сфера их действия ограничена членами объединения, принявшего кодекс этики, и соблюдение норм кодекса этики не обеспечивается государственным принуждением, так как кодекс этики врачей не является нормативным правовым актом.

Действующий Кодекс профессиональной этики врача Российской Федерации от 5 октября 2012 г. (далее – Кодекс этики врача) был принят Первым национальным съездом врачей Российской Федерации. Приказом Министерства здравоохранения РФ № 62 от 3 августа 2012 г. был утвержден состав организационного комитета, перечень вопросов, вынесенных на обсуждение. Наряду с иными вопросами был обсужден и принят по разработке Некоммерческого партнерства «Национальная Медицинская Палата» Кодекс этики врача. Несмотря на то, что Национальный Съезд врачей был инициирован Министерством здравоохранения РФ, принятый на нем кодекс этики не был утвержден подзаконным актом Министерства здравоохранения России или Правительством РФ и, следовательно, не был зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ в соответствии с Указом Президента РФ № 769 от 23 мая 1996 г. и Приказом Министерства юстиции РФ № 88 от 4 мая 2007 г., что свидетельствует о рекомендательном характере принятого Кодекса этики врача. При этом, акт принимался посредством интерактивного голосования участниками Первого Национального Съезда врачей Российской Федерации, которые могли после принятия Кодекса этики врача в течение недели направлять в редакционную комиссию Министерства здравоохранения РФ замечания и предложения относительно текста документа. Также в преамбуле Кодекса этики врача указано: «Положения настоящего Кодекса обязательны для врачей, выполняющих свои профессиональные функции, а также для студентов высших медицинских учебных заведений, временно замещающих врача или ассистирующих врачу». В тексте Кодекса этики врача отмечается, что документ прошел экспертизу в Правовом департаменте Министерства здравоохранения РФ.

Тем не менее, НП «Национальная Медицинская Палата» не обладает правом законодательной инициативы (ст. 104 Конституции РФ), а нормативные акты, принятые или утвержденные иными лицами, не обеспечиваются государственным принуждением и не являются правовыми, а носят лишь рекомендательный характер.

Необходимость правового акта, регламентирующего морально-этическое поведение медицинских работников, обусловлена ФЗ № 323 от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья  граждан в Российской Федерации». Согласно ст. 6 названного нормативного правового акта одним из способов обеспечения приоритета интересов пациента является соблюдение этических и моральных норм. Также ч. 1 ст. 73 названного нормативного правового акта регламентировано обязательное соблюдение медицинскими и фармацевтическими работниками принципов медицинской этики и деонтологии при осуществлении деятельности. ФЗ № 323 от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья  граждан в Российской Федерации» не отсылает к  правовому акту, содержащему принципы медицинской этики и деонтологии, и не закрепляет их в самом Федеральном законе.

При этом судебная практика свидетельствует о широком применении Кодекса этики врача при разрешении вопроса о соблюдении принципов медицинской этики и деонтологии. Интересным представляется гражданское дело, в котором истец – медицинский работник оспаривал наложенное работодателем дисциплинарное взыскание. Основанием привлечения к ответственности послужило нарушение должностной инструкции, выразившееся в невыполнении норм медицинской этики и деонтологии. Суд в мотивировочной части решения руководствовался не нормами трудового законодательства о соблюдении должностной инструкции, а Кодексом этики врача. Также суд отметил, что «требования по соблюдению медицинской этики и деонтологии закреплены в Кодексе профессиональной этики врача Российской Федерации от 05.10.2012 г.» (Решение Замоскворецкого районного суда г. Москвы от 6 февраля 2015 г. по делу № 2-321/2015). Кировский городской суд в решении от 24 марта 2015 г. по делу № 2-949/2015 прямо указал, что «обязанность по соблюдению норм медицинской этики возложена на врачей законом и принятым в соответствии с ним Кодексом профессиональной этики врача Российской Федерации». Санкт-Петербургский городской суд также считает соблюдение Кодекса этики врача обязательным для всех врачей: « ……истец является врачом и обязана была соблюдать Кодекс профессиональной этики врача Российской Федерации» (Определение Санкт-Петербургского городского суда от 22 марта 2016 г. по делу № 33-5660/2016). Суды общей юрисдикции руководствуются Кодексом этики врача в качестве акта, регламентирующего этическое поведение врачей, несмотря на его неправовой характер.

Следует отметить, что профессиональное медицинское сообщество, а также органы исполнительной власти субъектов РФ стараются обязать медицинских работников соблюдать принципы медицинско этики и деонтологии, закрепленные в Кодексе этики врача или разработанных иными объединениями, организациями. Проблема отсутствия нормативного правового акта на федеральном уровне решается сегодня  несколькими способами:

  • Принятие нормативного правового акта на уровне субъектов РФ.
  • Принятие нормативного документа на уровне различных форм объединений (как правило, ассоциаций, союзов), который обязателен для его членов.
  • Включение Кодекса этики врача работодателем в должностную инструкцию медицинского работника.

Согласно ст. 72 Конституции РФ здравоохранение находится в совместном ведении, что позволяет субъектам РФ разрабатывать и принимать нормативные правовые акты на региональном уровне в соответствии с действующим законодательством России. Приказом Министерства здравоохранения Калининградской области № 12-л/с от 16 февраля 2015 г. утвержден Кодекс профессиональной этики медицинских работников государственных медицинских организаций Калининградской области. Подобным образом был принят Кодекс профессиональной этики медицинского работника Свердловской области и утвержден Приказом Министерства здравоохранения Свердловской области № 412-л от 28 марта 2014 г.  Такие подзаконные акты придают кодексам этики врача правовой статус, обеспечивают контроль за соблюдением норм кодекса этики врача путем назначения контролирующего органа, как правило, комиссии по этике субъекта РФ. Исходя из того, что Кодекс этики врача, принятый Первым национальным Съездом врачей Российской Федерации не носит обязательного характера, то иные кодексы, утвержденные министерствами здравоохранения субъектов России, могут противоречить Кодексу этики врача.

Нередко медицинские организации во избежание несоблюдения норм Кодекса этики врача включают его в должностную инструкцию медицинского работника, в результате чего Кодекс этики врача становится частью должностной инструкции, и медицинский работник в силу ст. 21 ТК РФ обязан его соблюдать. Однако следует учесть, что локальные нормативные акты принимаются работодателями самостоятельно в рамках своей компетенции, что позволяет  также изменять содержание  Кодекса этики врача или вовсе разработать самостоятельно кодекс.

Центральная проблема в вопросе соблюдения принципов этики и деонтологии заключается в отсутствии регулирующего нормативного правового акта и неясности иерархии нормативных актов, регламентирующих этическое поведение врача, а также отсутствие контролирующего органа, форм ответственности, что приводит к казусам и противоречиям. При этом администрирование этого вопроса путем государственного контроля, обеспеченного Министерством здравоохранения РФ видится менее разумным, нежели делегирование  данного вопроса подзаконным актом профессиональному медицинскому сообществу. Создание саморегулируемой организации было одним из вопросов Первого национального Съезда врачей Российской Федерации, участие в котором приняли главы ряда ведомств, а также Председатель Правительства РФ, однако создание саморегулируемой организации рассматривалось, скорее, в качестве дополнительной формы контроля, нежели основной. В настоящий момент контроль в сфере соблюдения принципов медицинской этики и деонтологии, главным образом, осуществляется государственными органами.

В 2013 г. Министерство здравоохранения РФ опубликовано проект Кодекса этики врача, который подвергся широкой критике со стороны медицинского профессионального сообщества, юристов. Позже, 30 мая 2016 г., ведомство опубликовало новый проект Кодекса профессиональной этики работников системы здравоохранения (далее – Проект Кодекса этики). В первую очередь, стоит отметить, что опубликованный Проект Кодекса этики распространяется не только на медицинских работников, но и на лиц, работающих  в медицинской организации любой формы собственности, в профессиональные обязанности которого входит осуществление деятельности в сфере охраны здоровья.  Подобная формулировка может привести к расширительному толкованию дефиниции «работники системы здравоохранения», так как законодательством не определен круг лиц, осуществляющих деятельность в сфере охраны здоровья. Из прямого толкования дефиниции следует, что работниками здравоохранения являются, к примеру, и административный персонал медицинской организации. Некоторые положения заимствованы из Конституции РФ, ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и Кодекса этики врача. Из предыдущего проекта Кодекса этики врача 2013 г. заимствовано положение, которое, пожалуй, более всего вызвало негодование медицинского сообщества: предлагаемая в Проекте Кодекса этики ст. 10 обязывает работников системы здравоохранения посредством СМИ и сети «Интернет» пропагандировать здоровый образ жизни.  Большая часть положений носят сугубо декларативный характер, что приведет к неэффективному правоприменению: работник системы здравоохранения должен воздерживаться от поступков, подрывающих авторитет профессии в обществе, поддерживать общий культурный уровень, уважительно относиться к пациентам и коллегам, охранять честь и благородные традиции профессионального сообщества.  

Контролирующим органом согласно Проекту Кодекса этики будет назначена комиссия по этике, которая сама определяет порядок и условия наступления ответственности.

 Лилит Маилян, младший юрист юридической фирмы «BRACE»

 

Наша почта
info@brace-lf.com

Вы можете направить нам запрос на e-mail с подробным описанием вопроса.

Наш телефон
+ 7 (499) 755-56-50

Связаться с нами по телефону.

Клиенты и партнеры